НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Раздел II. Изменчивость и наследственность у риккетсий

Глава 7. Изменчивость и наследственность у риккетсий группы сыпного тифа

Изучение изменчивости возбудителя сыпного тифа в основном проводилось путем сравнения свойств риккетсий Провачека при различных методах культивирования в лабораторных условиях, причем длительное время свойства риккетсий оценивали исключительно на основании клинической картины экспериментального сыпного тифа у морских свинок.

В большинстве исследований сравнительное изучение на морских свинках отдельных штаммов риккетсий Провачека не выявило существенных различий в их патогенности и антигенных свойствах (Н. Н. Соломин, 1942; Blanc и Baltazard, 1944; Pinkerton, 1942, и др.). В ряде опытов, однако, удалось отметить изменение некоторых качеств риккетсий в зависимости от условий внешней среды. Так, по данным Е. Н. Левкович и О. С. Зак (1936), свежевыделенные штаммы риккетсий Провачека, а также длительно культивируемый в лаборатории штамм Отто не вызывали у морских свинок скротальной реакции, тогда как внутрибрюшинное введение больших доз риккетсий, выращенных во вшах, регулярно обеспечивало развитие периорхита.

Результаты, полученные в лаборатории П. Ф. Здродовского (1948), свидетельствуют о развитии у морских свинок перитонеального риккетсиоза при введении животным больших доз различных штаммов риккетсий Провачека (Отто, Брейнль, а также свежевыделенные штаммы). Однако после 8 пассажей на развивающихся куриных эмбрионах штамм Отто перестал вызывать у морских свинок перитонеальный риккетсиоз. Аналогичное изменение свойств было отмечено и у штамма Б при перекрестных пассажах на белых мышах и вшах. Вместе с тем многолетнее поддержание риккетсий Провачека пассажами на морских свинках с контролем свойств риккетсий в ходе пассажей свидетельствует о сохранении - возбудителем сыпного тифа основных биологических качеств, что отмечено, например, у штаммов Брейнль и Отто.

Интересный материал по лабораторному поддержанию и изучению изменчивости риккетсий Провачека получен в исследованиях с естественным переносчиком возбудителя - вшами. Разработка А. В. Пшеничновым с сотрудниками оригинального метода инфицирования вшей через эпидермомембрану позволила им обстоятельно изучить биологию возбудителя во вшах. Было показано, что в организме естественных переносчиков риккетсии Провачека находятся в основном в палочковидной или кокковидной форме, наиболее вирулентной и наиболее полноценной в антигенном отношении. Вши высокочувствительны к риккетсиям Провачека, которые вызывают у них смертельную инфекцию. Вместе с тем во вшах, находящихся при температуре 20°, вирус пребывает в латентном состоянии. Перенос же вшей в более благоприятные для возбудителя температурные условия (31 - 33°) активирует инфекцию и обеспечивает обильное размножение риккетсий.

В соответствии с наблюдениями Wojciechowski (1951) штаммы риккетсий Провачека, культивируемые в кишечнике вшей в куриных эмбрионах и в легких мышей или же только в легких мышей и во вшах, не отличаются по морфологии, антигенности и вирулентности.

Исследования М. М. Маевского (1948) свидетельствуют о сохранении риккетсиями Провачека при выращивании в легочной ткани белых мышей патогенности для вшей, морских свинок и белых крыс. Неоднократные лабораторные заражения людей при работе с легочными культурами риккетсий Провачека указывают на сохранение риккетсиями при этом способе выращивания патогенности для человека.

В опытах Castaneda и Silva (1944) после пассажей через легкие белых мышей риккетсии Провачека сохранили основные свойства. Однако, по данным Б. И. Райхер и Н. И. Райхер (1955), при таких условиях выращивания риккетсии утрачивают биполярность, изменяют тинкториальные свойства и приобретают более выраженную палочковидную форму.

Л. В. Васильева (1948), проводя сравнительную оценку патогенности штамма Брейнль после 6, 9, 17, 34, 39 и 50 пассажей на куриных эмбрионах, не выявила существенных различий в характере дермонекротической пробы по Жиру на кроликах и морских свинках. Наблюдения Сох (1938) также свидетельствуют о сохранении риккетсиями Провачека основных свойств при выращивании в куриных эмбрионах. Вместе с тем работы Cavero и Perez Gallardo, приведшие к выделению аттенуированного штамма E, указывают на возможность выраженного снижения патогенности риккетсий Провачека при выращивании в развивающихся куриных эмбрионах.

В связи с оценкой биологических свойств риккетсий Провачека несомненный интерес представляют данные В. Ф. Игнатович и Н. Н. Рыбкиной (1963) о сравнительной восприимчивости к различным штаммам развивающихся 6 - 7-дневных куриных эмбрионов, морских свинок весом 300 - 400 г, белых крыс весом 80 - 120 г и белых мышей весом 10 - 14 г. Инфекционные титры различных штаммов риккетсий Провачека, определенные на куриных эмбрионах и лабораторных животных, свидетельствуют о наличии у сравниваемых штаммов некоторых различий, которые, исключая штамм E, не удавалось выявить только в опытах на морских свинках. Эти различия характеризуются неодинаковой серологической реакцией белых крыс и мышей на введение - штаммов риккетсий. Так, если на введение одних штаммов белые крысы и белые мыши реагируют практически так же, как морские свинки (например, при инъекции штамма Брейнль), то после введения других штаммов реакция этих животных значительно слабее, чем у морских свинок (например, при инъекции штаммов Лавров, Ананьев), причем значения инфекционных титров различных штаммов, определенные на белых крысах и морских свинках, варьировали до 10000 раз. Таким образом, эти исследования свидетельствуют об отсутствии параллелизма в патогенности риккетсий Провачека для различных видов животных. Данное обстоятельство определяет необходимость при оценке биологических свойств риккетсий Провачека использовать не только морских свинок, но и другие модели, в частности развивающихся куриных эмбрионов, белых крыс и белых мышей. Интересно, что изучение по той же методике ряда штаммов риккетсий Музера (сравнивались штаммы Б-1, Гер, X, CK, A3K1, A3K2, A3K3 и Исаханян) не выявило существенных различий в инфекционности для морских свинок, куриных эмбрионов, белых крыс и белых мышей.

В связи с проблемой изменчивости риккетсий Провачека большое значение имеет изучение их взаимоотношений с риккетсиями Музера.

Еще в 1933 г. Nicolle высказал гипотезу об общности происхождения риккетсий Провачека и риккетсий Музера. В соответствии с этой гипотезой возбудитель крысиного сыпного тифа - риккетсии Музера - представляют более древнюю форму риккетсий группы сыпного тифа. Возбудитель эпидемического сыпного тифа - риккетсии Провачека - возник в результате существования риккетсий Музера в цикле человек - вошь - человек и является, таким образом, менее древней формой.

Исследования ряда авторов показали, что некоторые штаммы риккетсий, выделенные в Мексике, Африке и на территории Советского Союза (Di Mayarca с соавторами, 1959; Е. М. Голиневич, 1954), по активности в серологических реакциях можно отнести к риккетсиям Провачека, однако в опытах на морских свинках и белых крысах эти штаммы проявляют себя как риккетсии Музера. Учитывая указанные особенности, Е. М. Голиневич предложила обозначать эти штаммы как Rickettsia prowazeki var. intermedia. По мнению П. Ф. Здродовского и Е. М. Голиневич (1956), такие штаммы могли возникнуть при циркуляции риккетсий вне обычной для риккетсий Провачека цепи: человек - вошь - человек.

Исследования Н. М. Балаевой (1960) свидетельствуют о существенных изменениях свойств риккетсий Музера при длительном культивировании в кишечнике платяных вшей, что проявляется в резком снижении токсических свойств, снижении патогенности для крыс, мышей и морских свинок и повышении активности в отношении глютаминовой кислоты. Изменения антигенного состава риккетсий выявить не удалось. Е. Ф. Эпштейн (1958), отмечая изменение ряда свойств риккетсий Музера, в частности повышение вирулентности для вшей при выращивании во вшах, не наблюдала их превращения в риккетсии Провачека.

Наблюдения Reiss - Gutfreund (1956), свидетельствующие о выделении риккетсий Провачека от домашнего скота и некоторых клещей в Африке, позволили предположить возможность циркуляции риккетсий Провачека в тропиках, кроме цикла человек - вошь - человек, также и в цикле домашнее животное - клещ - домашнее животное.

Особенности современного сыпного тифа определили большое значение сравнительной оценки старых "классических" штаммов риккетсий Провачека и штаммов, выделяемых в последние годы. Однако многочисленные исследования, выполненные в Советском Союзе (Ф. И. Красник, 1958; Г. С. Мосинг, 1952), США (Murray с соавторами, 1950, 1951), ФРГ (Weyer, Horkbostel, 1957) и Польше (Kostrzewski, 1956), не выявили существенных отличий у этих штаммов.

Наличие у риккетсий Провачека метаболической активности обусловило тесную связь биологических свойств риккетсий с внешними условиями среды. Так, исследования Bovarnick с соавторами (1953, 1954, 1957) показали, что при повторном замораживании и оттаивании в изотоничном солевом растворе или при выдерживании при 0° в течение 18 часов риккетсии Провачека (штамм E) снижают или полностью утрачивают инфекционность для куриных эмбрионов, гемолитические свойства и токсичность для белых мышей. Однако при выдерживании таких культур в течение 2 - 3 часов при 33 - 34° в среде, содержащей дифосфопиридиннуклеотид, коэнзим A, магний и марганец, риккетсии вновь приобретают утраченные свойства, причем восстановление признаков достигает 60 - 100%. Введение в среду дифосфопиридиннуклеотида или коэнзима А повышает стабильность риккетсий. В случае хранения в специальной среде при 36° в течение 3 часов риккетсии Провачека утрачивали гемолитическую активность и токсичность. Введение же в состав среды глютамата, пирувата или аденозинтрифосфата способствовало сохранению риккетсиями исходных свойств. Активность риккетсий, утраченную при хранении культуры, удавалось восстановить внесением в среду глютамата и выдерживанием культуры обычно в течение 150 минут при 30°. Дополнительное введение в среду аденозинтрифосфата или адениловой кислоты в ряде случаев несколько повышало степень восстановления свойств риккетсий. В процессе реактивации токсичность и гемолитическая активность риккетсий восстанавливались лучше, чем инфекционность. Основным моментом в реактивации риккетсий являлось окислительное фосфорилирование.

В соответствии с наблюдениями Allen, Bovarnick и Snyder (1954) после ультрафиолетового облучения инфекционность очищенной суспензии риккетсий для куриных эмбрионов и хлопковых крыс снижается в 104 - 105 раз, хотя гемолитическая активность и токсичность для белых мышей при этом существенно не меняются.

Проведенное В. А. Пшеничновым (1961) изучение штамма Г, выделенного в 1943 г. из крови больного сыпным тифом и поддерживавшегося затем пассажами во вшах, легких белых мышей и длительно (свыше 38 пассажей) на желточных оболочках развивающихся куриных эмбрионов, выявило значительное снижение патогенных свойств по отношению к морским свинкам при сохранении высокой иммуногенности, сходной с иммуногенностью штамма Брейнль. Автором отмечены значительные отличия штамма Г от штамма Брейнль по степени выраженности лихорадочной реакции у зараженных морских свинок (lg FD50) при близких значениях показателей сероиммунной реакции на введение инфекта (lg ID50). Разница показателей лихорадочной и сероиммунной реакции (lg ID50-1g FD50) порядка 2,5 - 3,75 lg свидетельствует о существенном снижении вирулентности штамма Г.

Дополнительное поддержание штамма Г в 24 пассажах на куриных эмбрионах не привело к дальнейшему снижению его патогенности для морских свинок. После 5 пассажей во вшах Pediculus vestimenti патогенность штамма Г значительно повысилась и приблизилась к патогенности штамма Брейнль. Таким образом, изученный вариант штамма Г обладает промежуточной вирулентностью между вирулентными штаммами риккетсий Провачека и малопатогенным штаммом E. Однако при пассировании штамма Г только во вшах и легких белых мышей патогенность риккетсий не снизилась (Е. М. Голиневич, 1948).

Особое место в проблеме изменчивости риккетсий Провачека занимают результаты исследований Clavero и Pérez Gallardo (1943, 1944), выделивших в 1941 г. в Мадриде из мозга человека, погибшего от сыпного тифа, штамм Meliton Puerto, который значительно изменил свойства после серии пассажей в развивающихся куриных эмбрионах. Так, этот штамм после 11 пассажей на куриных эмбрионах перестал вызывать у кроликов дермонекротическую реакцию, а после 16 пассажей - выраженную клиническую картину экспериментального риккетсиоза у морских свинок, хотя и обеспечивал образование иммунитета к вирулентной культуре. Штамм оказался также малопатогенным для обезьян Macacus sylvanus и M. rhesus. Учитывая эти особенности варианта штамма Meliton Puerto, ему присвоили наименование штамма E (Espana). Указанные особенности штамм E сохранил по крайней мере в течение 405 пассажей на куриных эмбрионах (Everritt, Bhatt и Fox, 1954; Perez Gallardo, 1957, 1963).

Изучение иммуногенности штамма E (Perez Gallardo и Fox, 1948) показало идентичность его антигенной структуры со структурой вирулентных штаммов риккетсий Провачека.

Изучение штамма E в Советском Союзе, начатое в 1955 г. под руководством И. Ф. Здродовского, существенно дополнило данные испанских и американских исследователей. Так, оценка штамма в сопоставлении с эталонным штаммом Брейнль выявила идентичность их морфологии, антигенной структуры, устойчивости в сухих культурах и способности накапливаться в куриных эмбрионах. Активность в реакции связывания комплемента антигена из штамма E оказалась несколько выше, чем у антигена из штамма Брейнль. В то же время, если заражение морских свинок штаммом Брейнль вызывало тяжелейшую форму перитонеального риккетсиоза при наличии огромного количества риккетсий в мазках с поверхности брюшины и влагалищной оболочки яичка, то аналогичное заражение свинок риккетсиями штамма E не приводило к развитию перитонеального риккетсиоза и скротальной реакции. У морских свинок, получивших большую дозу штамма E, лихорадочная реакция отсутствовала либо отмечалось однодневное повышение температуры. При введении животным меньших доз риккетсий никаких признаков инфекции у них не наблюдалось, но отмечалось образование комплементсвязывающих антител, титр которых, однако, был ниже, чем у животных, инфицированных штаммом Брейнль (П. Ф. Здродовский, Е. М. Голиневич, В. А. Яблонская, 1958; П. Ф. Здродовский, 1958). В опытах на белых мышах В. А. Яблонская (1959) показала, что антитоксический иммунитет, воспроизводимый штаммом E, слабее иммунитета, обеспечиваемого штаммом Брейнль. Так, мыши, иммунизированные живыми риккетсиями штамма E, к 30-му дню частично утрачивали иммунитет, в то время как животные, перенесшие бессимптомную инфекцию, обусловленную риккетсиями штамма Брейнль, к этому сроку сохраняли полный иммунитет. Более выраженный антитоксический иммунитет отмечался у мышей, однократно получивших убитую вакцину из штамма Брейнль, чем у получивших вакцину из штамма E.

В соответствии с наблюдениями Н. Н. Уракова (1961) минимальные дозы риккетсий штамма Брейнль, обеспечивающие образование у морских свинок комплементсвязывающих антител и резистентность к повторному заражению, полностью совпадают. В опытах со штаммом E такая зависимость наблюдалась не у всех животных, так как даже при наличии в сыворотке комплементсвязывающих антител некоторые животные после контрольного заражения заболевали, хотя сыпнотифозная инфекция у них в большинстве случаев протекала в редуцированной форме. Кроме того, некоторые морские свинки, в сыворотке которых антитела не были обнаружены, оказывались устойчивыми к контрольному заражению вирулентной культурой. Впрочем, автор не указывает использованную им методику выявления комплементсвязывающих антител, в частности дозу антигена, которая, как показали исследования Hersey и Shepard (1957), Fox с соавторами (1957), а также наши наблюдения (В. Н. Паутов, 1961), имеет в ряде случаев существенное значение для выявления антител при различных формах риккетсиоза, в том числе и при экспериментальном сыпном тифе, в частности у морских свинок, получивших штамм E.

Сравнение эффективности различных путей введения штамма E морским свинкам (в брюшную полость, подкожно, внутримышечно и интраназально) выявило, что наибольший иммунологический эффект обеспечивало заражение в брюшную полость. Близким к нему оказался интраназальный способ введения риккетсий, тогда как подкожная и внутримышечная инъекции давали значительно худшие результаты. Наиболее высокий уровень комплементсвязываюгцих антител наблюдался при интраназальном введении штамма E; при введении риккетсий в брюшную полость он был несколько ниже, а при подкожном и внутримышечном введении редко превышал 1:5 - 1:40.

Морские свинки весом 200 - 250 г в соответствии с наблюдениями Н. Н. Уракова, как правило, реагируют на введение штамма E более высоким уровнем антител, чем морские свинки весом 400 - 450 г, ввиду чего при изучении иммуногенности штамма E, по мнению автора, следует использовать животных весом не более 250 - 300 г.

Обезьяны Macacus rhesus, по данным Н. Н. Уракова (1962), менее восприимчивы к штамму E, чем морские свинки, хотя и отвечают на подкожное и интраназальное введение штамма E образованием комплементсвязывающих антител в титре 1:5-1:160.

Исследования Н. Н. Уракова, В. А. Пшеничнова и В. А. Размочаева (1963) свидетельствуют о значительном снижении патогенности штамма E для вшей, что проявляется в выживании до 20% вшей, несмотря на обильное накопление в них риккетсий, а также в более поздней гибели инфицированных вшей, чем переносчиков, зараженных штаммом Брейнль. При выращивании штамма E во вшах патогенность его для морских свинок не повысилась (В. А. Пшеничнов, А. А. Левашов, В. Я. Николенко, 1959).

Безуспешная попытка провокации сыпнотифозной инфекции интенсивной обработкой животных кортизоном свидетельствует о низкой восприимчивости морских свинок к штамму E (В. А. Гениг, 1959).

В соответствии с данными П. Ф. Здродовского (1958) морские свинки становятся невосприимчивыми к 104-105 инфекционных доз вирулентного штамма риккетсий Провачека уже спустя 1 неделю после инъекции штамма E.

В опытах Perez Gallardo и Fox (1948) после 11 пассажей на хлопковых крысах и выращивания во вшах патогенность штамма E не изменилась.

Как свидетельствуют наблюдения И. Н. Кокорина (1957), у морских свинок после инъекции штамма E поражения сосудов, свойственные экспериментальному сыпному тифу, встречаются редко, выраженные морфологические изменения во внутренних органах также отсутствуют. Однако в опытах Н. А. Колесниковой, Н. Н. Кочетова и Н. Н. Уракова (1962) после введения в брюшную полость риккетсий штамма E в дозе 2,14·106 ID50 у морских свинок обнаруживались типичные для сыпного тифа васкулиты, хотя разрешение инфильтративных изменений сосудов и отсутствие резко выраженных деструктивных процессов позволили авторам оценить штамм E как штамм с пониженной патогенностью.

Наряду со сниженной патогенностью для морских свинок и обезьян токсичность штамма E для белых мышей оказалась близкой к токсичности вирулентного штамма Брейнль. Внутрикожная проба на кроликах выявила меньшую токсичность штамма E, чем штамма Брейнль, причем минимальная некротизирующая доза штамма E примерно в 100 раз отличалась от дозы штамма Брейнль (П. Ф. Здродовский, Е. М. Голиневич, В. А. Яблонская, 1958).

Наконец, в связи с оценкой адаптационной изменчивости риккетсий Провачека несомненный интерес представляют данные А. В. Пшеничнова с сотрудниками (1957, 1963) о лучшей адаптации к росту на среде КЖМ штамма E, чем штамма Брейнль, что, по мнению авторов, зависит от различной пластичности указанных штаммов. Проведение 10 пассажей на среде КЖМ не отразилось на свойствах риккетсий.

Исследования Е. М. Голиневич (1963) выявили, что при вакуумном высушивании при определенном режиме культуры штамма E на стерильном снятом молоке или сахарозно-глютаматной среде концентрация риккетсий лишь незначительно изменяется, причем в сухих препаратах концентрация риккетсий и иммуногенность препарата существенно не изменились в течение 5 лет (срок наблюдения).

Убедительные данные о стойком снижении патогенности штамма E для лабораторных животных послужили основанием для изучения возможностей его использования в качестве живой вакцины при иммунизации людей.

Clavero и Pérez Gallardo еще в 1944 г. сообщили об иммунизации 2232 человек штаммом E. Однако из них только 15 человек получили свежеприготовленный материал, содержавший, вероятно, достаточно высокую концентрацию риккетсий. Остальные 2217 человек получили высушенную культуру, очевидно, с невысокой активностью. Во всяком случае в указанной группе вакцинированных авторы не наблюдали серьезных реакций. В новой серии исследований, предпринятой в 1951 г. в США, было показано, что введение штамма E в дозе не менее 104 - 5 инфицирующих доз для куриных эмбрионов вызывает у людей лишь незначительную местную реакцию и изредка кратковременное незначительное повышение температуры (Everritt, Bhatt, Fox, 1954; Fox с соавторами, 1954; Fox, 1955, 1956).

Сравнительное изучение восприимчивости людей к подкожному, внутрикожному и внутримышечному введению штамма E подтвердило его относительно невысокую патогенность, что позволило приступить к более широкой иммунизации людей (Fox с соавторами, 1957, 1958, 1959). В ходе этих исследований было подтверждено, что вакцинный препарат на основе штамма E в дозе, соответствующей 0,1% суспензии желточной оболочки инфицированных куриных эмбрионов, не вызывает серьезных реакций, хотя реактогенность и зависит как от дозы, так и от места инъекции. Поскольку после внутрикожной инъекции часто наблюдалась выраженная местная реакция, было рекомендовано подкожное и внутримышечное введение препарата, которое обеспечивало четкие иммунологические сдвиги у 89 - 95% привитых при развитии лихорадочной реакции у 3 - 5%. Несмотря на то что специфические комплементсвязывающие антитела у 75% привитых исчезали в первый год, невосприимчивость к вирулентной культуре риккетсий Провачека сохранялась по крайней мере в течение 51/2 лет (Fox с соавторами, 1954, 1955, 1957, 1959; Fox, 1956).

Проверка на людях реактогенности и иммуногенности одной из первых серий отечественных препаратов штамма E, проведенная В. А. Пшеничновым, А. А. Левашовым и В. Я. Николенко (1959), показала, что у первично прививаемых выраженной реакции обычно не наблюдается, хотя из 18 привитых у 8 человек отмечалась отдаленная реакция (на 11 - 13-й день), которая у 6 человек была кратковременной и слабо выраженной, а у 2 человек характеризовалась 3 - 4-дневной лихорадкой до 38 - 39°, головной болью и болью в мышцах. В то же время из 8 человек, которым за 10 дней до инъекции штамма E вводили убитую вакцину против сыпного тифа, незначительная отдаленная реакция была отмечена лишь у одного. Ранние и выраженные поздние реакции в этой группе привитых не наблюдались. Спустя 20 - 30 дней в сыворотке всех иммунизированных штаммом E людей были обнаружены специфические к риккетсиям Провачека комплементсвязывающие антитела, а у отдельных вакцинированных - антитела также и к риккетсиям Музера. Комбинированная иммунизация убитой сыпнотифозной вакциной и штаммом E обеспечивала образование антител в титре, в 2 - 4 раза превышающем титр у лиц, иммунизированных только штаммом E. Отдаленная ревакцинация (через 1 - 2 года) штаммом E также обеспечивала превышение титра антител в 2 - 5 раз по сравнению с титром у первично иммунизированных лиц.

Последующее испытание вакцины из штамма E на больших группах людей (Е. М. Голиневич, В. А. Яблонская, 1963) показало, что поздние реакции имели место у 4,9% привитых, причем сильные поздние реакции развились у 0,9% вакцинированных. Для подавляющего большинства людей живая вакцина на основе штамма E являлась вполне толерантной и обеспечивала удовлетворительный иммунологический эффект. Наиболее высокая реактогенность (11,8%) отмечалась у лиц - в возрасте 16 - 25 лет (В. А. Яблонская, 1964).

В исследованиях В. А. Яблонской (1964), так же как и в опытах В. А. Пшеничнова, А. А. Левашова и В. Я. Николенко (1959), при комбинированной иммунизации убитой вакциной (цельнорастворенным антигеном из риккетсий Провачека штамма Брейнль) и штаммом E выраженных поздних реакций не отмечалось. Реактогенность лиц молодого возраста при комбинированной иммунизации снизилась в 3 раза. Важным обстоятельством явилась возможность профилактики поздних осложнений при одновременном введении цельнорастворенного риккетсиозного антигена и штамма E.

Наконец, в соответствии со сводными данными П. Ф. Здродовского (1963), реактогенность вакцины из штамма E зависит от наличия у людей антител к риккетсиям Провачека. Так, среди людей, в сыворотке которых антитела отсутствовали, поздняя специфическая реакция наблюдалась у 10%, тогда как при наличии в группе 17% людей, содержавших антитела, реакция отмечалась лишь у 4%. Из 2325 человек, в сыворотке которых антитела не контролировались, поздняя реакция наблюдалась у 5% вакцинированных, причем у 0,9% она протекала довольно тяжело и сопровождалась розеолезной экзантемой.

Сравнительное изучение в опытах на морских свинках эффективности штамма E и убитой сыпнотифозной вакцины, проведенное E. М. Голиневич (1963), показало, что штамм E при однократном введении обеспечивает более слабую продукцию комплементсвязывающих антител, чем троекратное введение убитой вакцины. Однако напряженность иммунитета у животных после однократной инъекции 105 - 104 инфицирующих доз для куриных эмбрионов сходна с напряженностью иммунитета у животных, троекратно вакцинированных убитой вакциной. Животные, получившие убитую вакцину из риккетсий Провачека, остались восприимчивыми к риккетсиям Музера, тогда как некоторые морские свинки, получившие штамм E, становились более резистентными к возбудителю крысиного сыпного тифа, хотя, как отмечает автор, эта резистентность проявлялась нерегулярно и была слабо выражена.

Н. Н. Ураковым, В. А. Пшеничновым и В. А. Размочаевым (1963) было проведено сравнение восприимчивости к штамму E человека (подкожное введение), морских свинок (введение под кожу или в брюшную полость) и развивающихся куриных эмбрионов (введение культуры в полость желточного мешка). Оказалось, что активность использованной серии препарата штамма E соответствовала 7·108 ID50 для куриных эмбрионов, 1,8·107 ID50 для морских свинок при введении в брюшную полость, 4,7·103 ID50 при подкожном введении и 4·105 ID50 для человека. Таким образом, для морских свинок минимальная доза штамма E, вызывающая ответную сероиммунную реакцию, соответствует 40 ID50 (при введении в брюшную полость) и превышает 105 ID50 (при подкожном введении) для куриных эмбрионов. Следовательно, к подкожному введению штамма E человек приблизительно в 100 раз восприимчивее, чем морские свинки к подкожной инъекции культуры, но в 50 раз менее чувствителен, чем животные к введению препарата в брюшную полость, и примерно в 2 000 раз менее восприимчив, чем развивающиеся куриные эмбрионы (1 ID50 для человека соответствует примерно 2000 ID50 для куриных эмбрионов).

Другим примером значительного изменения свойств риккетсий Провачека в лабораторных условиях является получение штамма 5/6б сотрудниками Пермского научно-исследовательского института вакцин и сывороток (А. В. Пшеничнов, О. Н. Шевелева, Е. Г. Носкова, 1957; А. В. Пшеничнов, Е. Г. Носкова, Б. И. Райхер, 1945; Р. А. Пшеничнов, 1956; Б. И. Райхер, Н. И. Райхер, 1955; О. Н. Шевелева, 1957; С. А. Печеркина, 1963; М. М. Матвеева, 1963). В этих исследованиях длительное, почти 13-летнее, поддержание штамма риккетсий Провачека 5/6б только во вшах методом эпидермомембран (проведено 440 пассажей с полным исключением теплокровного организма) обеспечило существенные изменения свойств риккетсий. Полученный вариант стал малопатогенным для морских свинок, так как только массивные дозы его оказались способными вызывать у части животных незначительную однодневную лихорадочную реакцию. Морфология риккетсий при этом не изменилась, если не считать потери капсулы. Токсичность варианта для мышей снизилась примерно в 10 раз, но вирулентность для вшей несколько повысилась. После инъекции данного варианта риккетсий в сыворотке морских свинок появлялись специфические агглютинины и комплементсвязывающие антитела, а животные становились невосприимчивыми к вирулентной культуре риккетсий Провачека.

Проведенное С. А. Печеркиной (1963) сравнительное изучение штаммов E и 5/6б не выявило морфологических и тинкториальных различий, однако было установлено, что штамм E лучше, чем штамм 5/6б, накапливается в куриных эмбрионах, но хуже во вшах. Перекрестное сравнение растворимых и корпускулярных антигенов выявило идентичность антигенной структуры обоих штаммов. Резистентность морских свинок, иммунизированных штаммом E или 5/6б, к введению вирулентной культуры риккетсий существенно не отличалась, хотя титр антител у морских свинок, иммунизированных штаммом E, был ниже, чем у животных, получивших штамм 5/6б. Токсичность риккетсий штамма 5/6б для белых мышей оказалась почти в 8 раз ниже, чем штамма Брейнль, и в 4 раза ниже, чем штамма E.

Таким образом, результаты изучения штаммов E и 5/6б свидетельствуют о возможности значительного снижения риккетсиями Провачека патогенности. Вместе с тем такое изменение свойств риккетсий Провачека может происходить, очевидно, при различных условиях. Так, штамм E был выделен при проведении всего 11 пассажей через желточные оболочки развивающихся куриных эмбрионов культуры риккетсий из мозга погибшего от сыпного тифа человека. С другой стороны, в многочисленных опытах с рядом штаммов возбудителя сыпного тифа риккетсии Провачека сохраняли исходные свойства после гораздо большего количества пассажей через куриные эмбрионы. Следовательно, можно полагать, что штамм E представляет собой своеобразный клон риккетсий, случайно выделенный и закрепленный при пассажах на куриных зародышах. Штамм 5/6б был получен после почти 13-летнего выращивания риккетсий в строго определенных условиях в отрыве от теплокровного организма и при этом стойко изменил свои свойства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Ученые превратили самца мыши в самку, используя «мусорную» ДНК

Одноклеточные ровесники динозавров рассказали о существовавшем в центре Австралии море

Для появления новых видов млекопитающих достаточно острова площадью 10000 квадратных километров

Ученые перенесли воспоминания от одной улитки другой

Новый микроскоп показал работу клеток внутри организма в 3D

Земной микроорганизм способен питаться метеоритами

Исследована нервная система существа возрастом 518 миллионов лет

Ученые построили модель нервной системы головастика

«Альтернативная история» белков проливает свет на роль случайности в эволюции

Медузы тоже умеют спать

Можно ли повысить шансы на удачную мутацию?

Учёным впервые удалось успешно заморозить (и разморозить) зародыш рыбы

Новое древо жизни включит «симбиомов» как отдельные организмы

Предок энтерококков появился 450 миллионов лет назад

Эксперимент на улитках подтвердил классическую идею о «двойной цене самцов»

Генетики строят родословное древо архей

Одноклеточные существа изобрели гарпунные пулеметы

Раскрыт один из секретов тихоходок

Обнаружены гигантские вирусы с расширенным репертуаром генов для синтеза белка

Первые шаги земной жизни




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://biologylib.ru/ 'BiologyLib.ru: Библиотека по биологии'

Рейтинг@Mail.ru